Любовь и пьяная луна

 

* * *
Ты знаешь, я сошел с ума,
Шагнул по горло в эту стужу,
Как говорила ты сама,
Чему свидетелем зима
Стеной наружу.

Когда рассудок свой верну,
Я брошу в воду дань Харону,
Не потому что потону,
А просто подойду к окну
И раму трону.

Живи, душа моя, спеши,
Судьба и рифма - все не кстати,
А были страсть как хороши,
И я чиню карандаши
И жгу тетради.



Куплеты Сирано

                                                            "время разбрасывать камни и время собирать камни -

                                 все проходит, и все заканчивается
                                                временем собирать чемоданы"
(из античного)

В нашей жизни самоиздании
Опасаешься погружения,
Уготованного для Дании,
Меньше нежели голоса Жени, и

Я и сам, при всем неумении
Торопиться за населением,
Судя по перебоям в дыхании
Ухожу с головой тем не менее
(в чемоданное настроение)




Casta Diva
                                                                        "О богиня, взор твой ясный..."

Кому пророчит Норма
Волшебную судьбу
На языке, в котором
Все звуки как во льду.

И смотрит смерть в засаде
У мелкого леска,
Как ты при всем параде
Ведешь свои войска.

Та ночь как пораженье
И гибель без конца,
И ты ведешь сраженье
От первого лица.

Но знаешь втихомолку,
Что сам ни мертв, ни жив,
И никакого толку,
Что век несправедлив.



* * *
                                                                "Милый Августин, вы двулики..."

                                                                                                Евгения Райзер

Чем с ума тебя свести
Может женщина земная?
Смейся, бедный Августин,
К небу глаз не поднимая.

Ты живешь в пустом дому,
Ничего себе не значишь,
Только что ж ты плачешь, плачешь,
Неужели потому,

Что сжимая жизнь в горсти,
Не дыша и не ревнуя,
Ты не женщину земную
Любишь, бедный Августин?



* * *
Что прочитает по руке
Судьба на черной лестнице
Для будущей прибереги
Проказницы, прелестницы.

Пока ж, слоняясь налегке,
В стихе и одиночестве,
Считай подсечки и смешки,
Пиши, спеши, пророчествуй.

И Млечный путь стерев с руки,
На полдороге к вечности
Застрянь в каком-то кабаке,
В тоске и неизвестности.

Там чаша чорного вина,
И в ней еще мерещатся
Любовь и пьяная луна,
Проказница, кудесница...
 

 

Сергей Сапожников

 

 

Home Я пишу эти строки Любовь и луна Осень ангелов Последний читатель