Осень ангелов

 

Посвящается арктической гагаре

Осень ангелов, пыль их костров,
Столько звезд, что не поделишь на сто,
Ни на йоту не уменьшишь числа,
Звездочету, говорю, ремесла.

И, как цифра упорхнувши с листа,
Покатилась, остывая, звезда,
Как с катушек от огней звездочет,
Их все больше, а он просит еще.

Он птенец, он видит ночь из гнезда,
В лунной дрожи отливает вода,
Как бумага, ледяным серебром,
Только гуси ее тронут пером.



* * *
Мы не ветрены, мы смертны,
Достигая этой бездны,
Наши реки шире Леты,
Их истоки неизвестны.

Шопот струн в глуши подлунной,
Плеск весла, костры, заставы,
Там грядущие, как гунны,
Дни наводят переправы.

Перед ними на пороге,
Что превыше наших метрик,
Мы в ответе, как в итоге
И диктует муза смерти,

Нашей жизни спутник дикий,
Ее зритель одинокий,
Что листает наши книги
И сличает эпилоги.

 


* * *
Это заговор ангелов, я
Был захвачен врасплох на века,
Говоря о любви, говоря
На забытых ее языках.

Я кочую в орде толмачей,
Я ночую под снегом равнин,
Погоди, бормочу, не гони,
Я не твой, я шепчу, я ничей.

Без пяти на часах площадей,
Взаперти моей памяти, дней,
Чей таинственный свет страшней
Темноты и того, что в ней.

 

* * *
В карандаше, как наяву,
До самой полночи
Я доживу, как волк в снегу
(луна и прочее)

До самой что ни есть любви,
До полной гибели,
Которая слова мои
Как воском выбелит.

Им там подковой, как поэт
Шептал в бессмертии,
Вмерзать уже не в санный след,
А в губы эти.

 

* * *
В середине реки,
Меж камней и всего, что не тонет,
Этих дней пустяки,
Медяки на дрожащей ладони.

Все, что кроме, обман.
За туман и такую удачу
Я пол жизни отдам
И что после впридачу.

Это волны любви,
Это говор ее хрипловатый,
Словно руки твои,
Уносящий во тьму без возврата,

Где я сам, как Харон,
Навсегда берегов избегая,
Кану в плеске времен,
Эти волны, как слезы, глотая.

 

Сергей Сапожников

 

 

Home Я пишу эти строки Любовь и луна Осень ангелов Последний читатель